booksdaily.club

Николай Лейкин - С бреднем

На этом ресурсе Вы можете бесплатно читать книгу онлайн Николай Лейкин - С бреднем. Жанр: Русская классическая проза издательство неизвестно, год неизвестен. На сайте booksdaily.club Вы можете онлайн читать полную версию книги без регистрации и sms. Так же Вы можете ознакомится с содержанием, описанием, предисловием о произведении
Название:
С бреднем
Издательство:
неизвестно
ISBN:
нет данных
Год:
неизвестен
Дата добавления:
8 февраль 2019
Количество просмотров:
62
Читать онлайн
Николай Лейкин - С бреднем
Вы автор?
Жалоба
Все книги на сайте размещаются его пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия.
Напишите нам, и мы в срочном порядке примем меры.

Николай Лейкин - С бреднем краткое содержание

Николай Лейкин - С бреднем - автор Николай Лейкин, на сайте booksdaily.club Вы можете бесплатно читать книгу онлайн. Так же Вы можете ознакомится с описанием, кратким содержанием.
Лейкин, Николай Александрович — русский писатель и журналист. Родился в купеческой семье. Учился в Петербургском немецком реформатском училище. Печататься начал в 1860 году. Сотрудничал в журналах «Библиотека для чтения», «Современник», «Отечественные записки», «Искра».В рассказах Лейкина получила отражение та самая «толстозадая» Россия, которая наиболее ярко представляет «век минувший» — оголтелую погоню за наживой и полную животность интересов, сверхъестественное невежество и изворотливое плутовство, освящаемые в конечном счете, буржуазными «началами начал».

С бреднем читать онлайн бесплатно

С бреднем - читать книгу онлайн бесплатно, автор Николай Лейкин
Назад 1 2 3 Вперед
Перейти на страницу:

Н. А. Лейкинъ

СЪ БРЕДНЕМЪ

I

Давно уже спустились сумерки іюньской ночи и окрасили всѣ предметы въ блѣдно-сѣрый цвѣтъ. На западѣ за узенькимъ озеркомъ, очень похожимъ на рѣку, виднѣлась розовая полоса солнечнаго заката. На берегу озера, чистаго, какъ хорошо вычищенный мѣломъ серебряный подносъ, дачникъ Константинъ Павловичъ Укромновъ, снимавшій на лѣто полуразвалившуюся помѣщичью усадьбу, примыкающую дворомъ къ озеру, любилъ рыбу. То-есть самъ онъ ничего не ловилъ, а только переносилъ желѣзное ведро съ мѣста на мѣсто, присаживался на камни и усиленно курилъ папиросы, а лакей его, шестнадцатилѣтній мальчикъ Уварка и усадебный сторожъ старикъ Калистратъ въ однѣхъ ситцевыхъ рубахахъ бродили съ бреднемъ около берега по поясъ въ водѣ. Калистратъ то и дѣло училъ Уварку и говорилъ:

— Тише, тише… и главное, не чертыхайся. Рыба неумытаго не любитъ. Никакихъ ругательныхъ словъ тоже на рыбной ловлѣ говорить нельзя. Надо тихо, благообразно и съ ласковыми словами.

— Да я что-же… Нешто я смѣю ругаться при баринѣ? Я только сказалъ: «Ахъ, чортъ! Опять щука выскочила», — оправдывался Уварка.

— Ну, и довольно. Умытаго помянулъ — я довольно. А рыба ужасти какъ этого не любитъ. Ты что сдѣлалъ? Ты ее разбудилъ — вотъ она и сиганула черезъ бреденъ. Рыба теперь подошла къ берегу и спитъ, опочиваетъ до восхода солнца, а ты ее разбудилъ.

— Ну, кажется, здѣсь подъ берегомъ ничего не спитъ, потому вотъ уже съ часъ ловимъ — и все безъ пути, — добродушно сказалъ Укромновъ, высокій, толстый съ двойнымъ подбородкомъ, среднихъ лѣтъ блондинъ съ толстыми усами, совсѣмъ закрывшими верхнюю губу.

— Какъ безъ пути? Два щуренка у васъ въ ведрѣ сидятъ, плотва, язекъ… — отвѣчалъ Калистрага.

— А подъ вербой двухъ густерокъ поддѣли, — прибавилъ Уварка въ замаслянной фуражкѣ блиномъ. — Да что я, двухъ густерокъ! Трехъ сразу.

Баринъ заглянулъ въ ведро и сталъ считать:.

— Разъ, два, три, пять… Тутъ и на полъ-ухи въ ведрѣ нѣтъ, — сказалъ онъ. — Насъ вѣдь семеро за столъ садится.

— Погодите, наловимъ и на двѣ ухи. Дайте только срокъ… въ лучшемъ видѣ наловимъ, — проговорилъ Калистратъ. — Вотъ мы вернемся къ вербѣ да и пройдемъ мимо ея еще разъ. Рыба обожаетъ подъ деревьями у берега становиться. Это для нея первое удовольствіе. А луговаго берега она не любитъ.

— Отчего?

— Да около луговаго берега и чайка можетъ налетѣть, и все эдакое… Рыба понимаетъ. Выпрыгивай Уварка, выпрыгивай на берегъ, а я съ своего конца загну бредень. Что-то есть. Выпрыгивай.

Уварка рванулся къ берегу, положилъ бредень на песокъ и сталъ на него на колѣни. Калистратъ сталъ вытягивать бредень.

— Есть что? — спрашивалъ баринъ.

— Голавль запутался. Да какой голавль-то! Стойте, стойте… Тутъ и плотичка. Разъ, два, три, четыре… Густерка… Получайте, Константинъ Павлычъ.

Укромновъ, тяжело кряхтя, нагнулся и сталъ бросать въ ведро трепещущую рыбу.

— Пожалуйте еще парочку ершиковъ. Не велички, но для навару первый сортъ, — бросилъ туда-же Калистратъ двѣ крошечныя рыбки. — Вотъ вы говорите, что полъ-ухи нѣтъ. Теперь ужь полъ-ухи съ походцемъ. Да мы еще наловимъ. Не извольте сумнѣваться.

— Да… Но удивительно, что ни одного окуня, — сказалъ баринъ со вздохомъ. — А Еликанида Ивановна у насъ только окуней и ѣсть. Она ни щуки, ни плотвы не любитъ.

— Дайте только срокъ, дайте срокъ. И для барыни Еликаниды Ивановны окуня изловимъ, и подъ ихъ вкусъ потрафимъ. Дайте только срокъ. Вотъ подъ вербой пройдемъ съ бреднемъ, и окунь будетъ. Окунь обожаетъ на ночь подъ деревомъ стоять.

— Если рыба любитъ подъ деревьями стоять, то отчего намъ когда-нибудь не забраться вонъ на тотъ берегъ, на ту сторону, подъ олешникъ? — кивнулъ баринъ черезъ озеро.

— Экъ, хватили! Да вѣдь тотъ берегъ господина Плюшкевича.

— Ну и что-жъ изъ этого? Мы его берегъ не откусимъ, а только пріѣдемъ къ нему на лодкѣ и пройдемся съ бреднемъ.

— У господина Плюшкевича-то? Нѣтъ, не таковскій это мужчина, — сказалъ Калистратъ. — Вы его не знаете, баринъ. Онъ сейчасъ налетитъ и умоетъ. Прямо умоетъ на полтину или на рубль. А то судиться, зачѣмъ самовольно рыбу на его берегу ловятъ. Онъ только этого и ждетъ.

— Бреденькомъ-то? Да что-жъ тутъ такое? Вѣдь это не тоню поставить, — сказалъ баринъ.

— За наметку весной и то сорветъ полтину или четвертакъ. Ужъ на что наметка! Много-ли ею выловишь? И то сорветъ. Ну, не четвертакъ, такъ пятіалтынный, а ужъ накажетъ. Вѣдь вотъ по веснѣ здѣшніе крестьяне по всему берегу въ мутную воду съ наметкой ходятъ, а на его беретъ, ахъ оставьте. Боятся… Потому налетитъ и умоетъ. А нѣтъ, сейчасъ свидѣтелей и потомъ или къ земскому начальнику на судъ въ рабочую пору. Каково это въ рабочую-то пору!

— Неужели земскій начальникъ за такое дѣяніе къ чему-нибудь присудить можетъ? — усумнился баринъ. — Мнѣ кажется, что это пустяки.

— Вѣрно-съ. Земскій начальникъ, можетъ статься, и оправдаетъ, а онъ все-таки рабочаго человѣка накажетъ. Вызоветъ, а этотъ, смотришь, день или два и прогулялъ. Ему что? Плюшкевичу-то. Онъ человѣкъ досужій, шляющійся. Ему только и дѣла, что ищетъ, гдѣ-бы посудиться. Ну, а рабочаго человѣка отъ дѣла отобьетъ.

— Теперь-то я думаю, онъ спитъ, — замѣтилъ Уварка:- и мы въ лучшемъ видѣ могли-бы переѣхать на ту сторону и половить на его берегу.

— Онъ спитъ?! — воскликнулъ Калистратъ. — Ну, парень, молодъ ты и ничего не знаешь. Да, конечно, гдѣ-жъ тебѣ и знать-то, если ты не здѣшній и съ господами только на лѣто пріѣхалъ. Онъ по ночамъ не спитъ, и если и спитъ, то такое слово знаетъ, что-ли, что какъ на его землѣ потрава или что-либо — посейчасъ проснется и тутъ какъ тутъ. Словно онъ заколдованный какой. Вѣдь ужъ пробовали такъ по ночамъ-то. Думаютъ, спитъ, можно, а онъ какъ привидѣніе и является, и идетъ на тебя въ бѣломъ балахонѣ. Ну, сейчасъ: подай двугривенный. А если ловъ хорошій, то кромѣ двугривеннаго, и половину рыбы себѣ отберетъ.

— Я не отдалъ-бы. Какое онъ имѣетъ право? — сказалъ баринъ.

— Вы — господинъ, вы человѣкъ властный, а мужикъ, такъ онъ ужъ само-собой мужикъ, и боится его, потому онъ засудитъ. Ну, не на этомъ, такъ на другомъ на чемъ-нибудь засудитъ. Отъ него, баринъ, у насъ и урядникъ-то плачется. Право слово… Потому онъ день и ночь бродитъ, день и ночь ищетъ, чтобъ подъ кого-нибудь каверзу подпустить, — разсказывалъ Калистратъ, остановился и сталъ шептать:- Выноси, выноси, Уварка, бредень… Есть что-то… Хорошее есть.

Парень, плескаясь водой, вынесъ бредень на берегъ. Вытянулъ свой конецъ и Калистрать. Сквозь ячейки бредня плескалась красноперая рыба.

— Константинъ Павлычъ, пожалуйте… Вотъ вамъ окунь, — сказалъ Калистратъ. — Да какой матерый окунь-то! Два, два… Другой махонькій. Вотъ теперь Еликанида Ивановна вамъ первое спасибо скажутъ, потому и на ихъ вкусъ рыба есть. А густерокъ-то махонькихъ сколько! Разъ, два, три, четыре. Вѣдь это подлещики.

— Отъ нихъ наваръ плохъ. Что онѣ? Словно доска, и радости въ нихъ никакой, — говорилъ баринъ, собирая въ ведро рыбу.

— Навару нѣтъ, это точно, но зато ихъ такъ кушать чудесно, потому безъ костей.

— И мясо у нихъ дряблое, тощее. Ѣшь и словно траву ѣшь.

— Невозможно этому быть, рыба первый сортъ. Ихъ солить можно. Я съ женой всегда себѣ на Успенскій постъ кадочку. Камнемъ пригнешь и какъ начнутъ они по настоящему просаливаться, то судака не надо! Право слово… Мы съ женой обожаемъ. И въ пирогъ ситный начинка, и въ селянку — куда угодно. А ужъ чай какъ потомъ съ соленаго-то хорошо пьется! — разсказывалъ Калистрать и крикнулъ парню:- Ну, забирай, забирай, Уварка, бредень-то скорѣй! Чего ты толчешься, какъ слѣпая въ банѣ!

II

Выловлены еще двѣ плотички. Калистрать вышелъ на берегъ, перебиралъ озябшими косматыми старческими ногами по песку, выжималъ воду изъ подола рубахи и говорилъ Укромнову:

— А теперь позвольте, ваша милость, старику передохнуть, погрѣться и покурить.

— Сдѣлай, братъ, одолженіе… И вотъ тебѣ даже папироска.

— Благодарствую, ваше благородіе. Тогда ужь спичечки позвольте. А то они у меня въ одеждѣ.

Калистратъ присѣлъ на камень и закурилъ папиросу, поданную ему бариномъ вмѣстѣ со спичками. Онъ жадно затягивался табачнымъ дымомъ и, указывая на противоположный берегъ озера, повѣствовалъ:

— А на берегъ господина Плюiкевича подъ олешникъ намъ, если-бы можно было забраться, то тамъ рыбы словно каша. Тамъ вотъ ковырнулъ раза два бреднемъ — и сейчасъ тебѣ уха. Да что одна уха! Двѣ форменныя ухи выдутъ. Но нельзя къ нему забраться, потому чутокъ, муха ево заклюй, сейчасъ выскочитъ. Я ужъ пробовалъ, ни ничего не подѣлаешь. Выскочитъ, мужика своего покличеть, отниметъ рыбу. Ну, смотришь, и мололъ воду на воеводу. А то судиться. «Я, говоритъ, изъ-за справедливости хлопочу». Какая тутъ справедливость! Просто кляузникъ. И словно ему гвоздь въ бокъ, какъ на его берегъ съ бреднею пріѣдешь. Вонъ оконце-то въ усадьбѣ…- Указалъ Калистратъ. — Изъ этого оконца ему, ледащему, все видно.

Назад 1 2 3 Вперед
Перейти на страницу:

Николай Лейкин читать все книги автора по порядку

Николай Лейкин - на сайте онлайн книг booksdaily.club Вы можете читать полные версии книг автора в одном месте.


С бреднем отзывы

Отзывы читателей о книге С бреднем, автор: Николай Лейкин. Читайте комментарии и мнения людей о произведении.


Уважаемые читатели и просто посетители нашей библиотеки! Просим Вас придерживаться определенных правил при комментировании литературных произведений.

  • 1. Просьба отказаться от дискриминационных высказываний. Мы защищаем право наших читателей свободно выражать свою точку зрения. Вместе с тем мы не терпим агрессии. На сайте запрещено оставлять комментарий, который содержит унизительные высказывания или призывы к насилию по отношению к отдельным лицам или группам людей на основании их расы, этнического происхождения, вероисповедания, недееспособности, пола, возраста, статуса ветерана, касты или сексуальной ориентации.
  • 2. Просьба отказаться от оскорблений, угроз и запугиваний.
  • 3. Просьба отказаться от нецензурной лексики.
  • 4. Просьба вести себя максимально корректно как по отношению к авторам, так и по отношению к другим читателям и их комментариям.

Надеемся на Ваше понимание и благоразумие. С уважением, администратор booksdaily.club


Прокомментировать
Подтвердите что вы не робот:*