booksdaily.club
booksdaily.club » Разная литература » Прочее » Марина Аммон - Прозорливый Видок Фиглярин

Марина Аммон - Прозорливый Видок Фиглярин

На этом ресурсе Вы можете бесплатно читать книгу онлайн Марина Аммон - Прозорливый Видок Фиглярин. Жанр: Прочее издательство неизвестно, год -. На сайте booksdaily.club Вы можете онлайн читать полную версию книги без регистрации и sms. Так же Вы можете ознакомится с содержанием, описанием, предисловием о произведении
Название:
Прозорливый Видок Фиглярин
Издательство:
неизвестно
ISBN:
нет данных
Год:
-
Дата добавления:
19 июнь 2019
Количество просмотров:
20
Читать онлайн
Марина Аммон - Прозорливый Видок Фиглярин
Вы автор?
Жалоба
Все книги на сайте размещаются его пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия.
Напишите нам, и мы в срочном порядке примем меры.

Марина Аммон - Прозорливый Видок Фиглярин краткое содержание

Марина Аммон - Прозорливый Видок Фиглярин - автор Марина Аммон, на сайте booksdaily.club Вы можете бесплатно читать книгу онлайн. Так же Вы можете ознакомится с описанием, кратким содержанием.

Прозорливый Видок Фиглярин читать онлайн бесплатно

Прозорливый Видок Фиглярин - читать книгу онлайн бесплатно, автор Марина Аммон
Назад 1 2 Вперед
Перейти на страницу:

Марина АММОН


ПРОЗОРЛИВЫЙ ВИДОК ФИГЛЯРИН


Фаддей Булгарин у истоков российской фантастической литературы


Творчество Фаддея Булгарина, одно­го из наиболее одиозных представителей российского культурного пространства XIX века, получило крайне неоднознач­ную оценку как со стороны современни­ков, так и позднейших исследователей. Писателя неоднократно упрекали в кон­формизме, коммерциализации вербаль­ного искусства, шаблонности и компи­лятивности текстов.

Именно ему посвящены блиста­тельные эпиграммы, уничижитель­ные карикатуры, разгромные ста­тьи и ироничные заметки ведущих представителей эпохи — А. Пушки­на, М. Лермонтова, Н. Некрасова и многих других. Неприглядный образ Ф. Булгарина рисует и очевидец многих петербуржских литератур­ных интриг белорус К. Вереницын, высмеивает его в своей знаменитой поэме «Тарас на Парнасе»:

<…> Аж нехта з-паміж іх пішчыць:

«Памалу, братцы, не душыце

Мой фельетон вы і «Пчалу»,

Мяне ж самога прапусьціце

І не дзяржыце за палу!

А не, дык да душы, ў газеце

Я вас аблаю на ўвесь сьвет,

Як Гогаля ў прошлым леце, —

Я ж сам рэдактар ўсіх газэт!»

Гляджу сабе — аж гэта сівы,

Кароткі, тоўсты, як чурбан,

Плюгавы, дужа некрасівы,

Крычыць, як ашалелы, пан.

Нясе вялікі мех пан гэты,

Паўным-паўнюсенька набіт.

Усё там кніжкі ды газэты,

Ну, як каробачнік які!

Подобным сатирико-комическим портретом зачастую и ограничивается восприятие современным неискушен­ным читателем «величайшего русского писателя», по версии энциклопедиче­ского словаря Брокгауза за 1832 год (где, к слову, А. Пушкин именуется всего лишь «многообещающим поэтом»). Но несмотря на то, что как минимум половина инсинуаций вокруг личности вспыльчивого и горделивого «поляка» была прямо или косвенно обоснована, невозможно игнорировать очевидное противоречие между некоторыми его поступками и старательно создавае­мым в обществе образом антигероя. Ведь именно «Видок Фиглярин» (крас­норечивый эпитет А. Пушкина) сохра­нил архив приговоренного к смертной казни декабриста К. Рылеева, активно популяризировал творчество своего близкого друга А. Грибоедова, оказал существенную поддержку А. Мицкевичу, начинающим Н. Гоголю, М. Лер­монтову и др.

Сложно также отрицать и личный вклад уроженца Беларуси в разви­тие российской словесности. Речь, в первую очередь, идет о поразительно умелом оперировании Ф. Булгариным новейшими стратегиями издательской и писательской деятельности с их ориентацией на массового читателя, полемичностью, сенсационностью — факторами, предопределившими появ­ление первого восточнославянского бестселлера — романа «Иван Выжигин», разошедшегося небывалым для своего времени тиражом более чем 10 тысяч экземпляров. Упомянутая книга закрепила за ее автором репу­тацию родоначальника приключенче­ского жанра в российской литерату­ре и предвосхитила появление таких шедевров, как «Мертвые души» Н. Го­голя, «Двенадцать стульев» И. Ильфа и Е. Петрова и др.


Однако по-настоящему уникаль­ным явлением в словесности XIX века можно назвать фантастические произ­ведения Ф. Булгарина, где отразилась вся смелость научных взглядов писа­теля, широта его социальных, культур­ных, экономических воззрений, слож­ная парадигма морально-этических императивов. Имеются в виду «Неве­роятные небылицы, или Путешествие к средоточию Земли» (1824), «Правдо­подобные небылицы, или Странство­вание по свету в XXIX веке» (1824), «Сцена из частной жизни, в 2028 году, от Рожд. Христова» (1828), «Чертопо­лох, или новый Фрейшиц без музыки» (1830). Безусловно, данные тексты не лишены недостатков, ведь, будучи соз­данными в период Позднего Просве­щения в России, они чрезмерно дидак­тичны, декларативно прямолинейны. Кроме того, Ф. Булгарин, основным профессиональным занятием которого была журналистская и редакторская деятельность, нередко отдавал предпо­чтение малым прозаическим формам, что не всегда положительно влияло на рецепцию того или иного произведе­ния, представленного в форме эскиза, черновика или отрывка из утопическо­го трактата.

Тем не менее, многие явно слабые в художественном отношении тексты автора демонстрируют весьма ориги­нальные сюжетные решения. Напри­мер, «Чертополох...», хоть и апеллиру­ет к чрезвычайно популярному среди романтиков мотиву договора человека с темными силами, иронически пере­осмысливает его, делая ставку на реа­листическое повествование. Так, на предложение главного героя приобре­сти его душу дьявол с улыбкой замеча­ет: «Ты, любезный Чертополох, столь­ко накутил в жизни, что душа твоя давно уже наша собственность; но как я рад служить добрым приятелям, то в угоду твою готов купить твое тело». При этом образ наделенного инфер­нальными силами смертного по инер­ции используется писателем в качестве объекта литературной критики, что может восприниматься как отсылка к многочисленным оппонентам главно­го издателя «Северной пчелы»: «Но к чему это ведет? Сатира поправляет, пасквиль только гневает без поправы. Впрочем, сбить в одну кучу и добрых и злых, и умных и дураков, и друзей и врагов доказывает, что у Чертополоха нет души, нет утонченного чувства изящного и что не любовь к добру водила его пером, а злоба и зависть».

Метафоричность рассказа оконча­тельно разрушается в конце произведе­ния, когда автор предлагает читателю незамысловатый дешифратор своего замысла: «Какая нравственная цель этой сказки? Поставьте слово порок вместо черта — и все разгадано». Дьявол ока­зался неспособным осчастливить глав­ного героя, ведь писатель, будучи гла­шатаем среднего класса — служилых дворян, провинциальных помещиков, чиновников, купцов, мещан, — не верил в случайный успех. Именно поэтому его Мефистофель замечает: «Не моя вина,<...> что ты всегда нуждаешься в деньгах. Расчет, бережливость, при­личное употребление богатства, все это по части нравственной — а моя часть телесная, и я не мешаюсь в распоряже­ние твоих страстей. Чтоб распорядиться деньгами, надобно более ума, нежели чтоб приобресть их».

Еще более традиционными, на пер­вый взгляд, могут показаться «Неве­роятные небылицы, или Путешествие к средоточию Земли». В упомянутой повести писатель обращается к хорошо известному мифологическому мотиву катабасиса — сошествия в ад, — опре­деленным образом модифицирован­ному под влиянием технологической эпохи. При этом очевидным является наследование автором сатирико-фан­тастической традиции Дж. Свифта, чей знаменитый Гулливер посетил ряд стран, каждая из которых выступила своеобразным метафорическом вопло­щением того или иного аспекта суще­ствования общества. Примечательно, что в белорусской литературе анало­гичный подход к осмыслению мотива инфернального путешествия продемон­стрировал Янка Сипаков в своей пове­сти «Блуканне па шшасвеце» (1994).

Ф. Булгарин же, моделируя на стра­ницах своего текста три кардиналь­но различных социума, представляет свою собственную концепцию просве­щенного общества как явления про­цессуального: «...первая полоса, или Игноранция, означает совершенное невежество; вторая полоса, или Скотиния, полуобразованность, полуученость, что гораздо хуже невежества, а третья полоса, или Светония, истинное просвещение, делающее людей добры­ми, благонамеренными, смирными, скромными и честными». Особенно­стями данного произведения высту­пают также подчеркнутая натурали­стичность повествования, стремление научно обосновать саму возможность подземных странствий на основании еще не опровергнутой на то время гипо­тезы о полой структуре Земли. Послед­нее вкупе с рядом схожих сюжетных решений, в свою очередь, объединяет повесть Ф. Булгарина со знаменитым романом Ж. Верна «Путешествие к центру Земли», к слову, вышедшим в свет через целых 40 лет после появле­ния российского текста.

Самой же удачной с художествен­ной точки зрения является утопия писа­теля «Правдоподобные небылицы, или Путешествие по миру в XXIX веке», которая считается первым в истории российской литературы описанием путешествия во времени. Подобный мотив помогает автору по-новому раскрыть свой любимый прием сопо­ставления прошлого и современного («Сцена из частной жизни, в 2028 году, от Рождества Христова» (1828), «Иван Иванович Выжигин» (1839), «Две про­тивоположности» (1843) и др.), придает повествованию черты футурологиче­ского прогноза. Кроме того, именно в «правдоподобных небылицах» Ф. Бул­гарин сумел наиболее полно и после­довательно изложить всю сложную парадигму своих морально-этических, общественно-политических, научных и экономических взглядов.

Для успешной репрезентации такой комплексной задачи писатель обраща­ется к двум различным литературным формам: античному диалогу и развер­нутому рассказу. Беседа философско-полемического характера служит толч­ком для развития действия внутри каж­дого темпорального среза. Так, в «режи­ме реального времени» главный герой диспутирует с товарищем по поводу гипотетических пределов совершенства человеческого общества. После совер­шенного персонажем перемещения основным сюжетным стержнем ста­новится его разговор с Профессором. Данный подход придает тексту ярковыраженное публицистическое звуча­ние в духе платоновских трактатов или «Города Солнца» Т. Кампанеллы. При этом автор стремится к стилизации сво­его произведения в жанре хождения с характерным для данной литературной разновидности акцентом на экзотично­сти, фантастичности рассказа. Постав­ленной задаче способствует также соот­ветствующая форма передачи действия: в финале «Путешествие...» оказывается случайно найденной анонимной руко­писью, продолжение которой написано на неизвестном языке и требует надле­жащего перевода и толкования.

Назад 1 2 Вперед
Перейти на страницу:

Марина Аммон читать все книги автора по порядку

Марина Аммон - на сайте онлайн книг booksdaily.club Вы можете читать полные версии книг автора в одном месте.


Прозорливый Видок Фиглярин отзывы

Отзывы читателей о книге Прозорливый Видок Фиглярин, автор: Марина Аммон. Читайте комментарии и мнения людей о произведении.


Уважаемые читатели и просто посетители нашей библиотеки! Просим Вас придерживаться определенных правил при комментировании литературных произведений.

  • 1. Просьба отказаться от дискриминационных высказываний. Мы защищаем право наших читателей свободно выражать свою точку зрения. Вместе с тем мы не терпим агрессии. На сайте запрещено оставлять комментарий, который содержит унизительные высказывания или призывы к насилию по отношению к отдельным лицам или группам людей на основании их расы, этнического происхождения, вероисповедания, недееспособности, пола, возраста, статуса ветерана, касты или сексуальной ориентации.
  • 2. Просьба отказаться от оскорблений, угроз и запугиваний.
  • 3. Просьба отказаться от нецензурной лексики.
  • 4. Просьба вести себя максимально корректно как по отношению к авторам, так и по отношению к другим читателям и их комментариям.

Надеемся на Ваше понимание и благоразумие. С уважением, администратор booksdaily.club


Прокомментировать
Подтвердите что вы не робот:*